Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Сдохни черномазый"

Когда моя младшая была еще младше она "проглатывала" в словах первые буквы. И вот идем мы как-то в выходные по "магазинной" улице нашего голландского города, а мелкая прыгает вокруг требуя чтобы ей отдали книгу с картинками. Мы игнорим, ребенок требует, а голландцы очень подозрительно нас разглядывают. Вот очень подозрительно, хотя, вроде, причин нету... ну, орет дите, что с того? Тут это нормально. Вобщем, прошло довольно много времени прежде чем я просек ЧТО она орет... "Дай нигу! Дай нигу! Дай! Дай!" - для неговорящего по-русски может быть только: "Die, nigga! Die, nigga!"

Пришлось дать ей книжку. :) От греха подальше.

Идите первым!

Однажды на дачу в Переделкино в гости к Чуковскому приехал Аркадий Райкин. Корней Иванович встретил гостя в саду, они поднялись на крыльцо, и тут, по воспоминаниям Аркадия Исааковича, произошла такая сцена.

"— Вы гость. Идите первым,— сказал Чуковский.
— Только после вас.
— Идите первым.
— Не смею.
— Идите первым.
— Ни за что!
— Ну, это, знаете ли, просто банально. Нечто подобное уже описано в литературе. Кстати, вы не помните кем?
— А вы что же, меня проверяете?
— Помилуйте. Зачем мне вас проверять? Просто я сам не помню.
— Ну, Гоголем описано. В «Мертвых душах».

Collapse )

Бродский. Из неопубликованного.

Источник

Год назад Anton Zhelnov под личиной дружеской просьбы сделал мне бесценный подарок, попросив "перевести кое-что для фильма, буквально чуть-чуть".

Это "чуть-чуть" — никогда раньше не публиковавшаяся речь Иосифа Бродского, которую он произнес перед выпускниками университета Маунт-Холиок в 1988 году (в итоге, отрывок этого выступления вошел в фильм "Бродский не поэт").
Это очень странная речь. В ней поэт в жанре научной спекуляции рассуждает о далеком 2016 годе, и уже год назад некоторые пассажи производили довольно некомфортное впечатление, а уж из нашего сбывшегося шестнадцатого — и вовсе кажутся пророческими. Полный текст (я надеюсь) вскорости сможет стать доступным с разрешения фонда Бродского, но один абзац мне широким жестом было позволено привести здесь:

"Иными словами, атмосфера будет становиться все более истеричной, <...> и вы рискуете стать жертвой беспрецедентной эпидемии политической демагогии, отмеченной предчувствием конца света. <...> Не переживайте: люди, как правило, говорят о надвигающейся катастрофе не из-за её близости, а оттого, что куда предпочтительнее думать о глобальном катаклизме, нежели о собственном угасании. Таким образом, единственный взрыв, который вам предстоит пережить, будет не водородным, а популяционным. И не то, что бы я не знал, что хуже, однако мне сложно понять, почему вас, кажется, совершенно не подготовили к последнему. Не нужно быть прорицателем, чтобы осознавать, что ближайшие два десятилетия станут войной отчаявшихся, стремительно расширяющихся стран третьего мира. Вы будете иметь дело с нациями, чьи естественные и экономические потребности сделают их готовыми перерезать не только собственные, но и ваши горла. И единственное преимущество этой перспективы в том, что понятие колониализма вновь приобретет свое практическое значение. Все усилия, до того служившие самоуничтожению, наконец смогут быть употреблены для самозащиты, поскольку вынужденный защищаться обыкновенно избавляется от жира: не только буквального, но и интеллектуального".

Это очень пронзительная речь, с мастерски выстроенной драматургией. Потому что в финале ее, нарисовав, как сказал бы курьер Иван, "довольно грустную картину", поэт извиняется и говорит:

"Однако есть и другой путь — любить кого-то или что-то более, чем самого себя. <...> И, глядя в ваше будущее настолько ясно, насколько мне представляется возможным, я могу с уверенностью предположить, что любовь — единственная доступная вам утопия".

Через двадцать лет после его смерти, дожив до той самой гипотетической даты, оказывается, что других вариантов у нас, похоже, действительно не осталось.

"От изобилия вин в сих краях я бросил пить..."

http://www.peremeny.ru/blog/wp-content/uploads/2010/10/1.jpg



Сейчас сижу в Остенде. Паршивейшее Бель-Голландское море* и свиные тупые морды европейцев. От изобилия вин в сих краях я бросил пить и тяну только сельтер. Очень много думаю и не знаю, что придумать.
Там, из Москвы, нам казалось, что Европа — это самый обширнейший рынок распространения* наших идей в поэзии,* а теперь отсюда я вижу: Боже мой! до чего прекрасна и богата Россия в этом смысле. Кажется, нет такой страны еще и быть не может. Со стороны внешних впечатлений после нашей разрухи здесь все прибрано и выглажено под утюг. На первых порах особенно твоему взору это понравилось бы, а потом, думаю, и ты бы стал хлопать себя по колену и скулить, как собака. Сплошное кладбище. Все эти люди, которые снуют быстрей ящериц, не люди — а могильные черви, дома их гро́бы, а материк — склеп.* Кто здесь жил, тот давно умер, и помним его только мы, ибо черви помнить не могут.
…ну ее к черту, красоту смерти и смерда — мне, живому, пусть это будет даже рразз-гениально-о!



Сергей Есенин. Письмо Мариенгофу А. Б., 9 июля 1922 г.
Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7 т. /Т. 6. Письма.
ИМЛИ им. А. М. Горького РАН. — М.: Наука; Голос, 1995-2002.

Об определениях

Стругацкие хоть мной и не любимы, но по-прежнему злободневны. В их рассказе "Пять ложек элексира" дано удивительно точное определение всем "страдальцам" по "утерянной еде". Читаем:

"...Иван Давыдович: ах, Феликс Александрович, как вы меня беспокоите! Но смерть еще хуже! Да, конечно, по-своему вы правы. Когда обыкновенный серенький человечек волею судьбы обретает бессмертие, он с неизбежностью превращается через два-три века в черт те что. Сторона характера, превалировавшая в начале его жизни, становится со временем единственной. Так появляется ваша Наталья Петровна - маркитанточка из рейтарского обоза. Ныне в ней, кроме маркитантки, уже ничего не осталось, и надо быть, простите, Феликс Александрович, таким вот непритязательным самцом, как вы, чтобы увидеть в ней женщину...

Феликс: ну знаете!.. Ваш Павел Павлович не лучше!

Иван Давыдович: нисколько не лучше! Я не знаю, с чего он начинал, он очень древний человек, но сейчас это просто гигантский вкусовой пупырышек..."


Это они про человека, посвятившего свое бессмертие поиску вкусовых ощущений и готового устроить подлянку другому бессмертному только потому, что тот лет 200 назад увел у него "чудо-повара". Его замечательно сыграл Зельдин...
Кто не видел - рекомендую к просмотру. Фильм называется "Искушение Б"

Платон: Не шумите, афиняне!

Люди не меняются... - lazyvad.
Источник

Понаблюдал за реакцией российских интернет-пользователей на высказывания представителей т.н. творческой элиты в контексте украинских событий и вспомнился прочитанный когда-то отрывок из Апологии Сократа — Платона:

Collapse )

"Ну, а пока госбезопасность запишет наши имена..."

"Товарищ, верь!
Пройдет она, так называемая гласность,
Россия вспрянет ото сна
И вот тогда госбезопасность
Припомнит ваши имена."
стих времен Перестройки.
ФСО создаст специальную базу негативно настроенных блогеров

Федеральная служба охраны (ФСО) намерена создать специальную базу негативно настроенных граждан, которые размещают в своих блогах публикации оппозиционной направленности, пишет газета "Известия".

Издание со ссылкой на источник, близкий к ФСО, сообщает, что уже в этом году силовики начнут проводить ежедневный мониторинг публикаций всех российских блогеров на предмет их отношения к власти. Представители ФСО намерены следить не только за известными столичными блогерами - под контроль попадут также пользователи Сети из регионов.

Комикс, предположительно 1997 год.

Оригинал взят у daria_zarina в Комикс, предположительно 1997 год.
Приезжали layre и __kirill__ с девчонками. Помимо чая, израильского красного, раздраконенной библиотеки и адского рубилова в доббль, раскопали в архивах 5-страничный комикс про Дашечку, нарисованный не помню уж кем, по мотивам премьеры новогоднего спектакля по мотивам песни "Любочка" группы "Маша и Медведь". Ну че, шедевры не стареют, Дашечка не меняется...

IMG_6732-1
Collapse )

"Патриций"


— Как волшебник, должен предупредить вас, что слова обладают силой.
— Как политик, должен заверить вас, что я в курсе.

Терри Пратчетт. Невидимые академики


Если бы меня кто спросил, кого из литературных героев мне напоминает Путин, я бы не задумываясь назвал бы Хэвлока Витинари - патриция славного города Анк-Морпорка из произведений Терри Пратчетта о Плоском мире. Почему? Для этого надо прочитать книги этого замечательного автора, но для тех, кто с его работами не знаком, возьмем описание из Википедии.

Общая характеристика


Collapse )